October 11th, 2009

Ревность







Богатство и власть несовместимы с учёностью из-за взаимной ревности двух богинь: Лакшми и Сарасвати

(Цит. по: БАНА, с. 631).
 

Четверословия







«В это время ему [Проклу] приснился вещий сон: будто великий Плутарх говорит ему, что жизни его будет столько лет, сколько он, Плутарх, составил четверословий на оракулы; а четверословий этих при пересчёте оказалось семьдесят. Что сон этот был вещий, стало ясно уже при конце его жизни: прожил он, как уже сказано, семьдесят пять лет, но последние пять лет уже в бессилии. ... Тогда-то он и припомнил свой сон, подивился и не раз говорил с тех пор, что жизни его было семьдесят лет».

 (Марин. Прокл, или о счастье, пер. М.Л. Гаспарова; цит. по: Диоген Лаэртский, 450).

 

Дело








 Отроки на бугорке. Хорошие, чистые. Запевают песню. Поют славно, на три голоса. Мелодия: ля-си-до-си-ре-до-си-ля-ля-фа...
 Один отбивает ритм, щепкой по берёзе. Запомнился было ритм.
 
— Да он же про дело скажет!
 — Ну какое там «дело» !
 — Чудак ты, это ведь и называется «дело»!
 (Имеется в виду ритм).

 Опять к реке. Грязно, низменно, не нырнёшь. Внезапно огромный бронтозавр подымается из мутной воды, задерживается на мгновение и бухается обратно в воду. Это никого не удивляет.


 

Синиц 3







Ну всё. Это уже полный писк и упад под диван.
Опять прилетел, попрыгал по балконной раме, снова увидел коробок спичек, и опять он ему приглянулся. Потюкал клювиком, и ухватил, зараза, за грань!  Поднял! Уже готов был с ним упорхнуть, но... обронил. Эхма! Посмотрел на него вниз, но слететь уже не решился. Был таков. 
А счастье было так возможно! 

Мать честнАя! И вот опять! Опять залетел! Уже серьёзнее, посидел на створке окна, потом акробатически сел на стенку, возле трещины в штукатурке, обследовал и упорхнул. 

Орнитологи







Из подвала выползли два орнитолога. Одна серой расцветки, была первой, и сразу стала подкрадываться к синице, скачущей по листьям. Второй -- местный Рюрик, персиковой масти. Приметил себе другие объекты наблюдения и к ним заскользил. Но уж куда там, конечно...  Упорхнули. Орнитологи постояли-постояли и дружной парочкой почесали дальше, под машины: серая -- вертикально задрав хвост, рыжий -- "просто так". 

Вокал







Ars Amatoria 3. 316

Res est blanda canor: discant cantare puellae:
Pro facie multis vox sua lena fuit


Девки, учитеся петь! Ведь пение -- важная штука: 
Многим заместо лица своднею голос бывал. 

 

Рванец







 Автор: Дух Истины, Святейший Преподобный Учитель СЁКО АСАХАРА.
 Заглавие: «ПРОВОЗГЛАШАЯ СЕБЯ ХРИСТОМ»
 Что ни слово — золото.
 Первая фраза: «Сим провозглашаю себя Христом». Дальше: «До 23 октября 1991 года я не читал ни одной страницы Нового Завета ... ». Но: «В этот день я убедился, ... что я являюсь Спасителем (Мессией)». И, наконец: «В первой главе я подробно объясню, каким образом я пришёл к этому заключению».
 Дальше уж не так занимательно. А есть, попадаются ещё слиточки: «Мужчины, Овладевающие Обширными Знаниями и Стремящиеся к Искоренению Мирских Желаний», и «Небеса Вырожденного Сознания», и даже «Небеса Игривого Вырождения»! Супер! 

 Вот п---орванец-то, прости Господи!



 

égarement







Симона Вейль: «Это то, что Бхагавадгита называет “освобождением от противоречий”».

В оригинале «égarement»: слово несколько двусмысленное; оно может означать, с одной стороны, «иллюзия», «обольщение», с другой же ― «утрата», «потеря». Это важно, поскольку заставляет задуматься о том, какое именно место из «Бхагавадгиты» имеет в данном случае в виду Симона Вейль. В тексте «Гиты» есть примеры и того, и другого смысла. С одной стороны, VII. 27: «Все живые существа рождаются, введённые в заблуждение иллюзией (саммоха), вызванной желанием и ненавистью, обманом двойственности (двандва-моха)» (в переводе В. С. Семенцова: «заблужденье двойственных качеств»). С другой стороны, гораздо больше примеров, в которых речь идёт о преодолении двойственности, об освобождении от противоречий, к которому приходит человек, достигший высокой степени духовного развития. Это такие места, как IV. 22, 42; V. 3, 25; VI. 8-9; XII. 14, 17-19; XIII. 12-17; XIV. 24-25; XVIII. 30. Особенно показательны в этом отношении два места: XV. 5 («тот, кто освободился от двойственностей [двандвайр вимуктах] счастья-несчастья»), и XVIII. 73: «Я твёрд, ибо исчезли сомнения [гата-самдехах]». Видимо, Симона Вейль имеет в виду всё же вторую группу примеров, трактующую об избавлении от противоречий; поэтому лучше будет перевести это как «освобождение от противоречий», хотя это несколько не соответствует значению французского слова «égarement». Одно из двух: или Симона Вейль в данном случае взяла какой-то (не вполне удачный) французский перевод этого места из «Гиты», либо перевела его сама ― и тоже, следует признать, не совсем удачно.

 

С резьбой

 






...Выходили из лесу приматы
И кидались кáмнями с резьбой...

...Выходили в поле кроманьонцы
И дрались дубинками с резьбой...

...Выходили нá берег спартанцы
И метали дротики с резьбой...

...Выезжали вó поле козаки
И рубились шаблями с резьбой...

…Выезжала на берег «Катюша» 
И лупила штуками с резьбой. 

...Выходили в бой американцы
И кидались "Шаттлами" с резьбой.

(Уж ты "Шаттла", "Шаттла" демокрачья,
Ты лети к Саддаму во дворец,
Чтобы нефть поганая ирачья
Демокрачьей стала наконец!).

...Выходили хакеры в Сетюгу,
Заражали вирусом с резьбой... 

(Уж ты вирус, хакерская сила,
Ты лети за ясным солнцем вслед…)


Per aspera







Оох, эти тернии! Звёзды! Над Белою башней!
Сколько ж ещё мне брести, разодравши лицо и чекмень
О незаметные, хитрые, злые колючки?
Сколько ж ещё – до изгиба залива, до via
Ясно какой? Не дойти, не дойти ни за что,
И остаётся упасть, и отбросить бестрепетный посох,
И закурить, созерцая бестенные звёзды,
Что над Элладой такие же, как и у нас.