January 1st, 2011

Сокотра 20: Алоэ

 





 

Под этим названием имеются в виду две совершенно разные вещи: 

(1) препарат, изготавливаемый из сгущённого сока Aloes socotrina. В этом значении название «алоэ» восходит к семитскому слову, типа сир. elwai или что-то вроде того.

(2) древесина алоэ. В этом значении название восходит, возможно, к какой-то инд. форме через посредство евр. ahaloth.

Ни Гиппократ, ни Феофраст алоэ не упоминают (а значит, его, скорее всего, и Аристотель не знал!). Зато у Диоскорида (Mat. Med. III. 3) упоминаются обе разновидности (это место я посмотрю в оригинале).


Видимо, в античности были знакомы прежде всего с алоэ с Сокотры. Евстафий в комм. к «Илиаде» (630) называет алоэ «священным» (ἱερά).

 (1) Плиний, Ест. ист., XXVII: лучшее алоэ (лат.  Aloes) – из Индии (дорогой mutargim, вот Вам источник Эко).

 (2) Ин 19. 39: Никодим приносит смесь смирны и алоэ (ἀλόη).  

 (3) Косьма Индикоплевст (ок. 545 г.): на Тапробану привозят древесину алоэ (ἀλόη) из отдалённых мест.

 (4) Крайне любопытное смешение названия Сокотры и её самого известного продукта: «На этом острове, Алласакатрина (Allasakatrina), удобные гавани и т. п.» (Birdwood, ок. 1605 г.)

Сокотра 20: Плиний об алоэ

 





Тут всё, что говорит Плиний об алоэ в «Естественной истории». Перевожу наспех, без критического издания и комментариев; поэтому кое-что не вполне понятно. 

Самое подробное описание (27. 14-20):  

Алоэ похоже на морской лук (scilla), только листья у него больше и сочнее, с боков оно морщинистое. Стебель у него нежный, красноватый, напоминает <стебель> антерика (antherici), с одним корнем, воткнутым в землю, как тростник. Запах у него резкий, вкус горький. Самое знаменитое привозится из Индии, но растёт и в Азии, хотя им пользуются только для заживления ран, свежими листьями: они чудесно затягивают <раны> соком. Поэтому его выращивают в горшках, как бессмертник (? aizoum). Некоторые надрезают и стебель до вызревания семян, чтобы получить сок, а некоторые – и листья. Встречается и такое, которое само источает капли; поэтому считается, что нужно мостить камнем те места, где оно посеяно, чтобы капли не впитывались <в землю>.  Были и такие, кто говорил, что в Иудее, к северу (super) от Иерусалима, природа его металлическая (? metallica), но нет ни одной разновидности более непригодной (inproba), более чёрной и сухой. Поэтому наилучшим будет сочное и лоснящееся, красноватого (rufus) цвета, хрупкое и подобранное наподобие печени (? iocineris modo coacta), легко увлажняющееся; отвергать следует твёрдое и чёрное, сухое, а также то, которое распознаётся по вкусу, подделанное с помощью камеди и акации. Его природа в том, чтобы сгущать, уплотнять и мягко разогревать. Используется многообразно, но главное примеение – слабить кишечник (alvum solvere), причём это почти единственное из лекарств с таким действием, которое к тому же укрепляет желудок, вдобавок ничем не заражая. Пьётся по драхме, а для расслабления желудка --  в двух киафах тёплой воды, либо холодной, в столовую ложку (coclearis  mensura), два-три раза в день, в зависимости от потребности; если же ради очищения, то по большей части три драхмы, что получается успешнее, если, приняв лекарство, принять пищу. Помогает от выпадания волос, если смазать их <соком алоэ в смеси с> крепким вином. Избавляет от головной боли, если смесью с уксусом и розовым маслом помазать виски и лоб. Ему свойственно исцелять все глазные болезни, в частности чесотку и запаршивление глазниц, а также синяки и отёки, <в смеси> с мёдом, особенно Понтийским – миндалевидные железы, дёсны и все ранки у рта, кровоподтёки: если они невелики – драхму с водой, если меньше – питьё с уксусом. Также останавливает кровотечения из ран и вообще отовсюду – либо само по себе, либо с уксусом. В других случаях оно чрезвычайно полезно для <заживления> ран, образуя рубцы. Им же опрыскивают изъязвленные половые органы мужчин, поражённые кондиломами и трещинами: то на вине, то на настойке, то само по себе, сушёное -- в зависимости от того, чего требует лечение: умягчения либо сдерживания. Сильные геморрои тоже потихоньку останавливает. При дизентерии принимается; и, если трудно сдабривать им еду, то его нужно пить за едой с умеренными переывами. При царской болезни – три обола с водой. Принимаются и таблетки с варёным мёдом или смолой теребинта для очищения внутренностей.

 Ну и ещё: 

 14. 68: quippe etiam aloe mercator saporem coloremque adulterat. («Ибо купец подделывает даже вкус и цвет алоэ»).

 20.142-143.  cum ferventem rutae  naturam esse conveniat, fasciculum eius in rosaceo decoctum addita aloes uncia perunctis sudorem reprimere, itemque generationem inpediri hoc cibo. («хотя природе руты подобает быть пылкой, её стебелёк, сваренный в розовой воде, с добавлением унции алоэ, снижает жар у умащённых и препятствует зачатию, если принять его внутрь»)

 21. 76: алоэ как компонент косметического крема для ухода за женской кожей

26.59: Слабительное из скамония (scamonium) с добавлением алоэ.   

 26.61: Ещё один рецепт слабительного с содержанием алоэ

Сокотра 22: "Орлиное дерево"

 





Путаница с названием алоэ в русском была преодолена, а в английском сохранилась. Там словом Aloes продолжают называть два совершенно разных растения: (1) всем известный суккулент с целебными свойствами (Aloe socotrina etc.); (2) род деревьев из Юго-Восточной Азии (Aquilaria).

Причина этой путаницы заключается, очевидно, в том, что оба в эпоху заимствования в английский воспринимались как «экзотический» («ииндийский») продукт не то с целебными, не то с ароматическими свойствами. Я не шучу; при переводах с английского эта путаница старательно воспроизводится, сбивая с толку благонамеренного читателя (разве что добросовестные переводчики оговариваются, что тут речь про «дерево алоэ»).

Итак. Про первое, Aloe socotrina, уже кое-что сказали. Теперь про дерево, не имеющее к первому растению никакого отношения.

 

Это целый род деревьев, Aquilaria, от лат. aquila ‘орёл’, что по-англ. передаётся двояко: либо eagle-wood, «орлиное дерево», либо (куда реже) garrow.

Это дерево с плотной ароматической древесиной тяжелее воды (тонет). Народноанглийская этимология объясняет его название тем, что его древесина пятнистая и крапчатая: мол, как оперение орла. Но это брехня, конечно. За этим названием стоит то слово, которое дало в древнеинд. agaru или aguru. В малаялам это преобразилось в akil. Португальцы переняли это как aquila, pao daquila, откуда франц. bois daigle и англ. eagle-wood. Малайцы называют его gahru (или gharu, не знаю точно), откуда альтернативное англ. название: garrow.

Путаница эта восходит к англ. переводу Библии, где словом eagle-wood было переведено, конечно, настоящее Aloe socotrina. Любопытно, что Bluteau, автор знаменитого словаря португальского языка, допускает ровно ту же самую ошибку, в статье “Pao daquila» отождествляя это дерево с сокотрийским алоэ. Кажется, и в словаре Лиддела-Скотта слово Ἀγάλλοχον трактуется как «горькое алоэ», то есть воспроизводится та же ошибка.

Сокотра 23: Феофил с острова Dius

 





Согласно Филосторгию (Церк. ист. 2. 6; 3. 4), Феофил родился на острове Dius (!) и прожил много лет среди ромеев, пока в 356 г. Констанций не поставил его во главе посольства «к тем индам, которые прежде именовались сабеями, а теперь зовутся гомеритами… в страну, называемую греками Великой Аравией или Счастливой Аравией». Это Феофил совершил в народе некоторе число чудес и обратил в христианство правителя страны, который построил церкви в Тафаре (Дзафаре), Адене и в персидской торговой фактории у входа в Персидский залив. 


Вооооот. Вопрос о том, зачем Феофил направился в Аксум через Аден, отпадает. Он в Аксум и не направлялся.