March 16th, 2011

Генералы песчаных карьер

 




… и эти которые… environment bosses... 

 Опешил было поначалу. Это Чирикова, что ли? 

Через 7 минут и 23 секунды напряжённых раздумий прояснилось: 

 … в среде начальства …

 (Ну, так хотели сказать)

С глубокой тоской возвращаюсь мысленным взором в ведийскую эпоху, где никто никогда никому ничего ни о чём никак не писал


И мужественно нёс свою дхарму. 

Авва Памво

 

 

Сказывал авве Пахону:

 
-- Много на свете дураков и дур. Но их ты не бойся. Это лишь кажется, что они как землетрус, невесть когда грянут. Нет, они понятны, если вникнуть. Да, бывает оно нелегко… Но всё же возможно! А ты, честный отче, бойся предателей и предательниц куда больше дураков и дур. Ибо вышеупомянутые… суть ложнозрелище изнывающему от жажды пустыннопутнику: города с пышными водомётами, искрящиеся на солнце озёра, серебристая рябь журчащих по перекатам потоков, пышная зелень пальмовая и вербная… Внимая сему мороку, облизывает странник пересохшие губы и изумляется, сколь солоны они стали… Крупицы соли скатываются на язык его; язык же разбухает, пересохнув, так что кажется, будто во столь же пересохшем зеве едва уж умещается; и ужас охватывает страдальца: как же дальше буду дышать и глотать? Засим, спустя некоторое время, даже язык, едва ворочающийся во рту, словно раскалённый булыжник, перестаёт занимать страстотерпца. Ни райские видения и песнопения, ни ухмылки бесовских присных, морочащих умирающего хвостатыми своими визгами – ничто уже не имеет над ним власти. Аки клас подкошенный, валится бедняк наземь и в последних судорогах, уже потерявши сознание, пригоршнями хватает прокалённый песок и заталкивает его в трескающийся от жажды рот, в тщетной надежде обрести хоть каплю влаги…

 Вот таким, высохшим и скрюченным, с полным песка ртом, и застают его обычно мимоидущие кочевники, если выпадет такое на их долю. 

 Такое вот, честный отче, и даже худшее, бывает с теми, кто доверится предателям. И особенно -- предательницам.