September 20th, 2011

Новомученики







В III-IV веках христианские общины Латинской Церкви были готовы почитать мучениками всех, кто был несправедливо казнён светской римской властью. Отсюда любопытный казус: император Валентиниан I не стал предавать казни городские советы трёх городов Паннонии, опасаясь того, что им будут поклоняться как мученикам – именно так произошло с придворными, которых он казнил в Милане (Аммиан Марцеллин 27. 7. 5-6)
Изложено по: Браун, П. Культ святых: Его становление и роль в латинском христианстве. Пер. с англ. М., РоссПЭН, 2004 , с. 172, прим. 88
 
--------------------
 
Интересно, как одни и те же модели, раз появившись, продолжают повторяться в совершенно иных исторических условиях. Так, в наши дни есть предложения считать новомучениками всех, кто погиб в ходе сталинского эффективного менеджмента. Казалось бы, это противоречит самой сути мученичества, которое в классическом варианте предстаёт сознательным личным выбором каждого. Ан нет. Получается, что достаточно наличия неправедной власти, «царя Ирода», чтобы был снят не только вопрос о личном выборе, но даже о принадлежности к христианству. 
Вот это всё же сильное новшество в сравнении с IV веком. Насколько оправдано такое расширение понятия? Тогда почему бы не назвать мучениками Ежова и подобных ему чекистов? В конце концов, бандит или убийца, кончивший дни свои под пулями расстрельной команды или на Колыме, отличался от Ежова лишь масштабами своих злодеяний.
Ну впрочем, что это я тут брюзжу, если даже сам эффективный менеджер Джугашвили рассматривается кое-кем как кандидат на прославление. Может, и не в качестве мученика – да и то ещё неизвестно.