September 21st, 2011

Свои мощи -- ближе к телу!







 
   … когда Гауденций получал и водружал свои мощи в Брешии…
  
(Браун П. Культ святых: Его становление и роль в латинском христианстве. Пер. с англ. В. В. Петрова под ред. С. В. Месяц. М., РоссПЭН, 2004 , с. 111)
 
Наверное, это очень сильное переживание – получать свои мощи. Ни с чем не сравнимое переживание. И, пожалуй, не у всякого хватит сил на то, чтобы, получив свои мощи (не знаю, каким видом почты), ещё и водрузить их где-нибудь. А уж тем более – в Брешии. Потому что в Брешии все закричат: «Брешешь!» Там водружать мощи … небезопасно. Тем более – свои.

  

Следующий





Это ведь должно быть тот, кто за тобой идёт, то есть ты первым, а он второй. Ты спереди, а он у тебя за спиной. Однако на практике всё переворачивается. «На следующий день», «следующая станция» и т. п. – это ведь проекции в будущее? Они ведь перед тобой?

Так и в латинском secundus ‘второй’, от sequor ‘следовать’. Но это ’следование’ – куда? Точнее говоря, куда числовой ряд направлен? КУДА мы считаем? Если мы считаем «от нуля вперёд», то как может secundus «следовать» за primus? Должно вроде быть наоборот? (К тому же интересно, что это только в порядковых числительных, а не в количественных). 

Вроде ведь есть следователь, он идёт по следу. След был раньше оставлен, конечно. А следователь – он восстанавливает прошлое по его следам. Как же тогда получается «следующий»? И почему «следующая станция» впереди, а в кабинет стоматолога «Следующий!» -- позади предыдущего?

Res secunda – это собственно попутный ветер, раздувающий паруса. Опять парадокс: следующее гонит вперёд настоящее. Причём противоположностью res secunda выступает не res prima, а res aduersa.