andrei_koval (andrei_koval) wrote,
andrei_koval
andrei_koval

Categories:

ПОСТ

"НА ПОСТУ": "ПАСТЫРЬ" ГЕРМЫ, 54

В книге "Пастырь", написанной по-гречески, приписываемой некоему Герме и датируемой серединой II века н. э., представляющей собою причудливую смесь апокалипсиса, греческого романа и нравоучительных прописей, есть одно место, которое, по моему мнению, можно сколько-нибудь удачно перевести исключительно на русский язык (или на родственные ему славянские). Та часть книги, о которой пойдёт речь, представляет собою сборник наставлений, которые даёт Герме некий персонаж, именуемый Пастырем и являющийся на деле его ангелом-хранителем, "небесным двойником". Вот это место в моём переводе:

54 (1)


[Об истинном посте и о чистоте тела]



1. Однажды, когда я постился, сидя одной на горе, и благодарил Господа за всё, что Он сделал со мною, вижу Пастыря, сидящего рядом. И молвит он мне:



― Зачем так рано сюда пришёл?



― Так ведь я, господин, на посту.



2. ― Что ещё за «пост»?



― Пощусь я, господин.



― И что же это за пост такой, которым вы поститесь?



― Как приучился, господин, так и пощусь.


Соль этого небольшого диалога заключается в том, что ангел не понимает жаргона римских христиан той поры, говоривших по-гречески. Герма, сообщая своему Пастырю о том, что он держит пост, употребляет латинизм. Русский перевод, «на посту», передаёт выражение оригинала «статиона эхо», а слово «статион» представляет собою латинское statio, которое могло означать и «пост», то есть «караул», особенно в военном жаргоне: «in statione esse» или «stationem habere» = «стоять в на посту / карауле». Ранние христиане (среди которых было немало военных) переосмыслили это выражение в значении «держать пост». Логика этого переосмысления прозрачна: постящийся пребывает во бдении, он стережётся от нападок злых сил. Именно здесь, в «Пастыре», перед нами самый ранний пример такого словоупотребления. Любопытно, что это выражение ещё сохранялось в XVI в.: так, в параграфе [358] «Духовных упражнений» Игнатия Лойолы рекомендуется высоко ценить «estaciones», а это и есть латинское слово «stationes».
Так вот: именно русский язык даёт идеальную возможность передачи греческого оригинала «Пастыря». Ведь в нашем «пост» сошлись два разных слова, одно из которых восходит к латинскому «positum» (это караульный "пост"), а другое к германскому «fasten» (‘голодать’, ‘поститься’). Говоря, что он «на посту», простодушный Герма ставит ангела в тупик: ведь тот не знает, что это значит! Поэтому Герме приходится разъяснить, прибегнув к общепринятому греческому слову: «Пощусь я!» (Нэстэуо). Только тогда ангел понимает, что к чему, и начинает читать свои наставления. Думаю, что это сознательная уловка автора «Пастыря», который был далеко не так прост, как о нём обычно думают.
Разумеется, ни в единственном на сей день старом русском переводе Преображенского, ни в переводах на другие языки эта игра автора книги никак не передаётся.

Tags: лексикола, перевод
Subscribe

  • Свои мощи -- ближе к телу!

    … когда Гауденций получал и водружал свои мощи в Брешии… (Браун П. Культ святых: Его становление и роль в латинском…

  • Однокопытный солипсист

    Что солипсизм явление … ммммм…. не вполне доброкачественное -- ясно, думаю, всем. Но, может быть, лучше всех сумел…

  • Две тетери

    Отсутствие стихотворных форм, признанных русской культурой аналогами древнеиндийским. Вот верный симптом: до сих пор даже наши…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments