Бедный Рапунок





    
Когда, знаете, человека человек послал к Анчару… то я бы сам это пославшего послал. А тот ведь идёт. Это ужасно.
И утром воротился с ядом.
Это ведь… волосы дыбом!
Вообще то он бы каляну стрелу нарядил с ядом-тем!
Ни хера он не нарядил
И умер бедный Рапунок
А чего ж ты бедный умер-то Рапунок?
Ничего нам уже бедный не скажет.
Ну что ж.
Двеша, если кто понимает.
 
    

ОПОЯЗка






Изучила дева нА горе 
Ухожорам – деванагари.
У неё за ОПОЯЗкою
Аштадхьяи вместе с Яскою.
Молвит: -- Грудь и длани рук таю
Для знакомого с Нируктою!
И не ляжет эта пани ни
С кем на свете, кроме Панини.  


Святость без границ

Цитирую:


"Македонская Православная Церковь, не признанная Церквями "мирового православия", после установки памятника Александру Македонскому готовится к канонизации его во святых: глава Церкви Архиепископ Стефан дал благословение на написание иконы Александра Македонского. Данная икона будет написана на куполе церкви Святого Николая в городе Штип. Что касается жития императора Александра, то его на настоящий момент Македонская Церковь не предоставила, сообщает "ПРАВМИР" 24 августа".




P. S. Боюсь, что это всё же "утка". Как можно написать "икону" на "куполе"? И кто должен предоставить "житие"? Гоголь бы написал, пожалуй (... "но зачем же стулья ломать?") -- но увы...

Минуты роковые - 1991












 



Все  вспоминают 1991 г.
Ну… что ж я, рыжий, что ли?



Я тогда учился в МГУ и работал ночным сторожем в детском садике возле метро  Фрунзенская. 



Рано утром пришла уборщица и огорошила: 



--  Что-то такое у нас в стране случилось! 



-- Чавось? 



Далее  течение дня как-то смутно помню, но хотя бы какие-то сведения мне удалось  раздобыть, самые основные. Что Белый дом там… Ну в самых общих чертах.

Дело  стало клониться к вечеру. Я вышел на крыльцо детского садика и продекламировал:



-- Блажен, кто посетил сей мир / В его минуты роковые! 



Затем  извлёк из кармана ключ, запер входную дверь детского садика и пошёл пешком к  Белому дому. 



Туда  пришёл, когда уже стемнело. Ддааа, скажу я вам, дорогие мои… Тютчев был прав.  Такого зрелища я в жизни не видывал и едва ли уже увижу. Толпа, запрудившая площадь; баррикады в свете прожекторов и синих ламп, с фигурками людей на оных;  какое-то всё время ораторство оттеда, с баррикад, в рупор мегафона… Не знаю, я  не видел кажись ни одного докфильма об этом; но если бы я снимал тогда, я  снимал бы именно это. Оно всё было как-то… величественно. 



Ну  а тут, в толпе, люди легко заговаривали друг с другом. Какая-то служба
разносила сигареты, кофе. Мне выдали пачку сигарет
Parisienne, я был довольнёхонек.  Люди делились друг с другом едой… При этом все как-то встали по своим местам,  без особых даже команд. То есть сами собою образовались несколько цепей живого  заграждения. По моим нынешним прикидкам, таких цепей было около десяти, если  считать от набережной и до собственно баррикад. Я стоял, условно говоря, в пятой… ну где-то в середине.  



Довольно долго ничего особенного не происходило. И вдруг пошло какое-то волнение, пошло  оно со стороны моста через реку (откуда собственно и ожидалась угроза). Люди  сцепились руками, сердца заиграли… По мосту шла какая-то техника – все думали,  танки, там не видать было. Но через какое-то время напряжённого ожидания стало  ясно: ничего не будет. Подъехал автобус (?) с Горбачёвым… И думаю, не один я  испытал чувство странного разочарования: ну и чего? Опять этот тут будет «всем
давать урок хорошей речи»? 



Тут  стало светать, расходиться начал народ. Я тоже поплёлся к себе в детский садик.  Утро было чудесное, солнечное, ясное. За время моего отсутствия на вверенном  мне объекте, слатего, ничего не произошло.   



 

Агдабаты


 





 



Это  в продолжение к нашим <h>абробатам (см. Брагинская Н. В., Коваль А. Н.  Неженки и ноженьки: «иранический»
взгляд на Эсхила и Бакхилида. //
Donum Paulum.
Studia Poetica et Orientalia. К 80-летию
П. А. Гринцера. М., Наука, 2008, сс. 74-114)



 



Там  ещё есть агдабаты. 



 Эсхил,
Персы, 924-926: 



 ἀγδαβάται γὰρ



πολλοὶ φῶτες,



χώρας ἄνθος,



τοξοδάμαντες



 Ибо агдабаты, 



Многочисленные  мужи, 



Цвет страны, 



Укрощающие  луками… 



 



(Существующие русские переводы, как всегда, поразительно откуда берутся. Вот напр. Вяч. И.  Иванов: 



 Населил  властелин обиталища душ



Молодежью страны!



Цвет ее, эти полчища сильных,



Эти  конников тмы, мириады стрелков)



 Но  это ладно. Насчёт «цвета страны» само по себе любопытно, хотя и в сторону. А вот  как объяснить агдабатов? 



  



Brust  М. Die Indischen  und Iranischen Lehnwörter im Griechischen. Innsbruck, 2005 (S. 40-42 ) предлагает два объяснения. 



 



ἀγδαβάτης < *āgada-pati, где  āgada ‘желание’,  а pati примерно как у нас про <h>абро-бата: то ли «господин», то  ли «хранимый».  Бруст сравнивает это с др.-инд. kāma-pati, эпитетом Рудры (надо заметить, очень редким!). 



греч.  ἄγδην (‘ведя’) + βαινω (‘идти’); т. е. не  исключает «присваивающего» воздействия родного форманта ἄγδην на чуждый иранский  элемент. 


 Дальше Бруст поминает нашего  <h>абро-бата и верно признаёт его неологизмом Эсхила, но  никак не объясняет. 


Вообще  ни на какие выводы Бруст не решается. А между тем вывод-то напрашивается сам  собою. Если это лучники, тогда естественнее всего было бы видеть в слове ἀγδαβάτης  кальку с иранского композита «господин лука», пати чего-то, где слово для лука 
нужно поискать в общеиранском словесном фонде.



 А  в отдельной статье про слово <h>абро-бат (S. 6-8) Бруст перечисляет  основные гипотезы, которые перечислены и у нас, опять же воздерживаясь от  окончательного вывода. Наш вывод ему, конечно, не известен и не будет известен,  ибо RVSSICA, как известно, NON LEGVNTVR.



P. S.

"По числу статей на 1000 человек населения Россия уступает не только лидирующим странам Запада, но и Греции, Португалии, Ю. Корее, Чехии и Польше. Россию обгоняет Турция и Иран.


Другой показатель - среднее количество цитирований, приходящихся на одну статью - отражает насколько востребованы опубликованные научные результаты. По данному показателю Россия на 203 месте, ниже Кубы. Россию опережает даже Албания."

Опять огонь Неемии







Для natten






 Что же касается пространной истории о спрятанном Иеремией огне алтаря и  обретении его при создании нового алтаря, то эта история имеет прямое отношение  к редакторской вставке 10. 1-8. Главная задача Письма о спрятанном огне -  доказать, что  огонь на алтаре Второго Храма в Иерусалиме тот же, что снизошел с неба при  освящении Первого Храма (2 Хр 7. 1). Письмо прослеживает преемство огня от  Соломона к Иеремии и Неемии. Но остается вопрос об освящении нового алтаря и  священном огне для него. Шварц обращает внимание на то, что в добавленном
фрагменте 10. 1-8, в ст. 3 говорится: «
и, очистив Храм, соорудили
другой жертвенник, и, чтобы принести жертву после двухлетнего перерыва, зажгли камни и взяли от них огонь, совершили воскурения, зажгли светильники и  предложили хлебы». При описании чуда в 1. 31-32 во времена Неемии (Зерубавеля) 
также загораются камни: «А когда жертва была сожжена, Неемия приказал  оставшейся водой <т. е. нефтью> полить камни покрупнее.  Едва сделали это, как вспыхнуло пламя, но свет, засиявший в ответ от жертвенника, поглотил его». Не стоит выяснять, что физически стоит за чудом - высекался ли огонь в 10. 3 и воспламенялись ли пары  нефти в 1. 31-32



<span style="line-height: 150%