Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Новомученики







В III-IV веках христианские общины Латинской Церкви были готовы почитать мучениками всех, кто был несправедливо казнён светской римской властью. Отсюда любопытный казус: император Валентиниан I не стал предавать казни городские советы трёх городов Паннонии, опасаясь того, что им будут поклоняться как мученикам – именно так произошло с придворными, которых он казнил в Милане (Аммиан Марцеллин 27. 7. 5-6)
Изложено по: Браун, П. Культ святых: Его становление и роль в латинском христианстве. Пер. с англ. М., РоссПЭН, 2004 , с. 172, прим. 88
 
--------------------
 
Интересно, как одни и те же модели, раз появившись, продолжают повторяться в совершенно иных исторических условиях. Так, в наши дни есть предложения считать новомучениками всех, кто погиб в ходе сталинского эффективного менеджмента. Казалось бы, это противоречит самой сути мученичества, которое в классическом варианте предстаёт сознательным личным выбором каждого. Ан нет. Получается, что достаточно наличия неправедной власти, «царя Ирода», чтобы был снят не только вопрос о личном выборе, но даже о принадлежности к христианству. 
Вот это всё же сильное новшество в сравнении с IV веком. Насколько оправдано такое расширение понятия? Тогда почему бы не назвать мучениками Ежова и подобных ему чекистов? В конце концов, бандит или убийца, кончивший дни свои под пулями расстрельной команды или на Колыме, отличался от Ежова лишь масштабами своих злодеяний.
Ну впрочем, что это я тут брюзжу, если даже сам эффективный менеджер Джугашвили рассматривается кое-кем как кандидат на прославление. Может, и не в качестве мученика – да и то ещё неизвестно.  
 


 

Переклички






 
 
            Поэт, творящий внутри той или иной традиции, ощущает её как единое целое. То же чувствует и читатель, хорошо с этой традицией знакомый. Он способен слышать переклички. 
 
            Бывают аллюзии легко опознаваемые. Вот один из самых известных примеров:
 
В надежде славы и добра
Гляжу вперёд я без боязни.
Начало славных дел Петра
Мрачили мятежи и казни.
 
(А. С. Пушкин, «Стансы», 1826)
 
            Трудно не опознать полемику с этими строками в стихотворении Пастернака:
 
Столетье с лишним – не вчера,
А сила прежняя в соблазне
В надежде славы и добра
Глядеть на вещи без боязни.
 
            (Б. Л. Пастернак, 1931)
 
            Пушкин обращался к императору Николаю Павловичу в надежде на то, что «мятежи и казни» (восстание декабристов) омрачили лишь начало славных дней Николаева царствования, а само царствование не будет таким мрачным.
            Пастернак, перефразируя Пушкина, обращается к Сталину. Но начало сталинского «царствования» внушает Пастернаку куда меньше оптимистических надежд, чем начало Николаева царствования – Пушкину.
 
            Бывают аллюзии далеко не столь очевидные. Чтобы их опознать, требуется особо сильная оптика. Вот один из таких примеров:
 
А если что и остаётся
Чрез звуки лиры и трубы,
То вечности жерлом пожрётся
И общей не уйдёт судьбы.
 
(Г. Р. Державин, 1799)
 
И, если подлинно поётся
И полной грудью, наконец,
Всё исчезает – остаётся
Пространство, звёзды и певец!
 
(О. Э. Мандельштам, )
 
            Мандельштам, «молодой Державин», как его называла Цветаева (Амелин & Мордерер, с. 45). 
 
 
            Знаменитый стих Мандельштама «Власть отвратительна, как руки брадобрея» идёт от зачина «Прекрасный херувим с руками брадобрея» из сонета Рембо в переводе Бенедикта Константиновича Лившица (1886-1938). Пушкин написал однажды: «Феб однажды у Адмета / Близ тенистого Тайгета // Стадо пас, угрюм и сир»
 
 
***
 
            Формула, хорошо укладывающаяся во второе полустишие гексаметра.
 
            1. Катулл (84-54): «veteris vestigia poenae» (64. 295), «кары старинной следы».
            Катулл: «celeris vestigia cervae» (64. 341), «лани стремительной след» (64. 341).
 
            2. Овидий (43-18): «veteris vestigia pugnae», «битвы старинной следы» («Любовные стихотворения», III. 8. 19).
            Овидий: fit lupus et veteris servat vestigia formae (Ov. Met. I. 237) «прежнего облика след»
 
            3. Вергилий (70-19): «impulit. agnosco ueteris uestigia flammae» («Пламени старого след») Энеида, IV. 23
            С 30 г. приступил к «Энеиде».
 
            4. Публий Папиний Стаций (40-96):
ecce citatos
advertit Diana gradus, dum per iuga septem
errat Aventinaeque legit vestigia cervae. «серны читает следы»
Silvae, I, III, 20-22.
 
            5. Ювенал (60-127): «veteris vestigia forsan», прежней, возможно, следы» [Стыдливости — А. К.] («Сатиры», 6. 14).
 


Замок Ретлер






До сих пор трудно взять в толк, терпит ли пустоту природа, но вот переводческое дело её точно не терпит. Если «чего-нибудь» нет, если какие-то основополагающие принципы не выработаны, на их место неизбежно встанет «что-нибудь» иное (переводить-то надо!). И единственное оправдание этого иного будет в том, что оно уже существует. В нашем случае «что-нибудь» втягивается всё из того же «окна». Если «на Западе» решили переводить древнеиндийские (и не только!) стихи «прозою», то и нам, выходит, в очередной раз ничего не остаётся, как только «поучиться серьёзности и чести» всё там же, «у чуждого семейства». Получается ли «поучиться»? Может быть, и так; но получается зачастую именно то, над чем потешался ещё Пушкин:
 
Послушай, дедушка, мне каждый раз,
Когда взгляну на этот замок Ретлер,
Приходит в мысль: что, если это проза,
Да и дурная?..... (1818; I. 310)
 
Это пародия на стихотворение «Тленность» (вышло в III книге «Для немногих»,1818), написанное белым стихом и начатое так:
 
Послушай, дедушка: мне каждый раз,
Когда взгляну на этот замок Ретлер,
Приходит в мысль: что, если то ж случится
И с нашей хижиной?
 
(Василий Андреевич Жуковский, «Тленность», 1818)
 
По рассказу Льва Пушкина, прочтя пародию, Жуковский «смеялся, но не уверил Пушкина, что это стихи» (Пушкин в воспоминаниях современников, М. 1950).



Хеттский Гильгамеш





Статья Бекмана «Гильгамеш по-хеттски»

Hittite studies in honor of Harry A. Hoffner, Jr: on the occasion of his ... (2003)

Gary Beckman. Gilgamesh in Hatti (pp. 37-58)

В общем, для нас малоутешительно. Главное: в хеттской версии проно. сто отсутствует эпизод про стены Урука, не говоря уже о «просиянии». НУ что ж… Отрицательный результат тоже результат.

А вообще автор сравнивает хеттскую версию с классической XII таблиц, шумерские поэмы упоминает только мимоходом.

Но кивает на Угарит что-то там… Надо правда Угарит этот пошевелить…
Ниже мелкие выписки 

Collapse )

Место ахейской стены в общей конструкции Илиады




 

Фабула Илиады по дням (по Гордезиани)

 Здесь беру только центральную часть. Обрамление там тоже строго симметрично, по дням действия: 1-9-1-12 в начале и 12-1-9-1 в конце

А в центре вот что:

  

1

1

1

1

Посольство

(с Долонией)

1

1

1

1

сражения

 

 

 

 

 

 

 

игры

 

похороны

 

 

 

 

 

похороны

 

 

 

 

переменные битвы

 

сражения

 

 

 

 

 

стена

 

 

 

битва

 

 

 

Вынес вниз важные для нас эпизоды.

 Чему что должно быть симметрично? 

Стена -- не просто «битве», как у Гордезиани.

Не в фабульном, а в «мотивном» отношении эпизод возведения ахейской стены и указание её дальнейшей судьбы (VII. 435-464) соответствует именно эпизоду «просияния» на этой стене (XVIII. 202-230).

Вот и посмотрим, как при этом усложняется общая архитектоника поэмы.  

P. S. Сюда же сложно увязывается тейхоскопия с Еленой в III и с Приамом в XXII. Вообще тема стены Трои. Но это уже скорее внутригомеровские переклички. нам важнее то, что сама стена ахейцев появляется по двум причинам: (1) чтобы противопоставить её стене Трои (внутригомер.); (2) чтобы ввести тему просияния перед стеной (внешнее заимствование) .

Фома Сокотрийский



 

 

 

Фома мог позволить себе не верить. Позволим себе и мы не поверить ему. Точнее, не ему, а преданию о его высадке на Сокотре. 

 (1) Сирийские Деяния Фомы 

 19 И они отправились в путь, потому что установился ветер 20 . И они плыли вдоль (берега) медленно, пока не достигли городка Сандарук 

Collapse )


Аппетиты






 

И не надо мне про Рабелойса


Когда Стефан Баторий в
1576 г. давал обед в Квидзыне, на него пошло 28 волов, 92 барана, 10 полцев сала, 1 бочка масла, 18 лаштов муки, 8 бочек венгерского вина, 80 – пива, не считая кореньев и приправ. В 1583 г. ежедневный рацион королевских трапез составлял ¾ говяжьей туши, 1 телёнка, 2 барашков, 2 поросят, 3 полца сала, 1 зайца, 10 гусей, 4 каплунов, 15 кур, 10 цыплят, 280 буханок чёрного, 160 буханок белого хлеба и 9 бочек пива.

 Цит. по: Лявшук В. Е. Организационные аспекты образовательной модели иезуитского коллегиума. Гродно, 2010, с. 134   

Камбол?

 

 

Как называется национальная одежда сокотрийцев? 

Португальцы в XVI в. называют её cambolim. Это нечто вроде набедренной повязки из козьей шкуры, довольно грубая, чёрного или белого цвета, изготовлявшаяся самими сокотрийцами; иногда она шилась из тканей, которые выменивали у арабов и португальцев на съестное. 

Ну так вот. Дальгадо (Dalgado I. 190) в своём словаре возводит это слово, cambolim, к языку конканни: kâmbal.

Не знаю, как так получается, но – уже не первый раз! – вопросы возникают в нужное время. Дело в том, что у меня есть полная возможность обратиться с вопросом к натуральному носителю языка конканни, причём сделать это я надеюсь прямо завтра. Интересно, что он скажет.

Интересно – потому что … опять же… откуда лодки, оттуда и одежда? А ещё что оттуда? Уж не христианство ли?

 

P. S. А cambolim – это не множественное число?

Три поколения







Чтобы религия полностью выветрилась, достаточно жизни трёх поколений. Это в «идеальном» случае, когда её практика остаётся изустной, не поддерживается развитой письменной культурой. Именно такой случай мы встречаем на Сокотре. 

 В 1517 году Корсали, прибыв на остров, отметил, что сокотрийцы весьма ревностно почитают крест из-за того, что на нём умер Христос (Ramusio 196v). Это свидетельство подтверждает св. Франциск Ксаверий в 1542 году. Однако уже в 1603 году монахи-августинцы, прибывшие на остров, обнаружили, что сокотрийцы ничего не знают ни о Христе, ни о значении креста, а чтят его лишь потому, что так делали их предки, не зная, зачем это нужно (Gouvea 133v; Santos I: 457; Gaspar de S. Bernardino 95).

 Таким образом, мусульманам понадобилось максимум три поколения на то, чтобы сокотрийское христианство исчезло почти бесследно. 

 Изложено по: Schurhammer, Georg (SJ). Francisco Javier. Su vida y su tiempo. Tomo II. India-Indonesia 1541-1547. (Franz Xaver. Sein Leben und seine Zeit, 1963). Gobierno de Navarra, Compañía de Jesús, Arzobispado de Pamplona

, 1992, pp. 163-164, n. 161  

 

Библиографические отсылки:

 

 

Gaspar de S. Bernardino (OFM). Itinerario da India por terra até a ilha de Chypre. Lisboa, 1842  

Gouvea, Frey Antonio de (OESA). Jornada do arcebispo de Goa Dom Frey Aleixo de Menezes. Coimbra, 1606

Ramusio G. B. Primo volume delle navigationi et viaggi. Venetia, 1550

Santos, João dos (OP). Ethiopia Oriental. Vol 1-2. Lisboa, 1891   

Сокотра № забыл: Панхея

 





Особняком стоит ещё одно эллинское название Острова, Панхея (Παγχαία), восходящее, видимо, к Эвгемеру – во всяком случае, так утверждают Диодор Сицилийский и Евсевий Кесарийский.

         Слово «Панхея» и производные от него употребляются только относительно Сокотры (пусть условной). Больше это название ни к чему и ни к кому никогда не прилагалось.

         Ну так вот: эта «Панхея» ещё сильнее запутывает дело. Из греческого это слово никак не этимологизируется, и никто из известных нам авторов не пытался этот топонима хоть как-то растолковать. Ясно, что первая часть слова должна означать «Все-» -- а вот что «Все»?

         У нас есть всего две логические возможности возникновения этого топонима:

         (1) его выдумал Эвегемер;

         (2) за ним стоИт какое-то, пусть искажённое, но реальное название, переиначенное на эллинский лад.
         Ниже следует всё, что можно извлечь из эллинских авторов о Панхее. Прямо скажем, негусто.  

 

 

 

ПАНХЕЯ

 

 

Collapse )