Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Зерно

 

На латинском:

 

Cum grano salis. 

 -- Хлеб-соль, да?

 -- ???          

-- Ну granum же зерно? Вот, значит хлеб… соль…  

Комплекс тарбагана

 




С. Ю. Неклюдов. На земле, в небесах и на море: заметки о «семантических пространствах» мифа. // Классика … и не только. Нине Владимировне Брагинской. М., РГГУ, 2010, сс. 338-359 

 

Статья достойна самого пристального внимания. Автор предпринимает попытку осмыслить собранный им этнографический материал (в Монголии, в недавние годы). При этом он вроде бы намерен прибегнуть к уже известным схемам обработки такого материала – и приходит к выводу, который им самим явно не сформулирован, хотя напрашивается сам собою.

Но не будем забегать вперёд. Автор недаром назвал свой труд «заметками» -- ведь это предполагает некую разрозненность, «импрессионистичность». Дескать, ни на какое «целое» я не притязаю. Но тут есть некоторое тонкое лукавство, потому что «целое» всё равно вырисовывается. Что ж, оценим риторическую грамотность автора. 

Что же это за «целое»? Лучше всего проиллюстрировать это самым, наверное, удачным местом рассматриваемой работы. 

Разрозненные и подчас совершенно противоречивые свидетельства о великом Стрелке, сбившем своими стрелами шесть солнц, но не совладавшем с последним, седьмым – эта мифологема, широко распространённая по всей  Евразии – здесь, в этой работе, наконец получает некое достойное осмысление.

Этот Стрелок превратился в тарбагана, по монгольским преданиям. ПОЭТОМУ тарбаганов нельзя убивать из лука (а из лука в Монголии до сих пор стреляют). Ну, тут, положим, просто симметрия (хотя автор об этом не говорит). Но дело всё куда как сложнее и интереснее. 

«Таким образом, связываются воедино не только актуальное настоящее (быличка об охотнике на сурка) и мифологическое прошлое (к которому отсылает мотив сбить выстрелом единственное оставшееся солнце), но также и ритуально-магическая практика (запрет охотиться с луком на тарбагана) получающая мотивировку в мифе и подтверждение в быличке. Эрхий-мэргэн, культурный герой и демон эсхатологических ожиданий, может быть, самый “мифологический” из всех персонажей монгольской мифологии, в настоящем времени становится хорошо знакомым зверьком, объектом охоты (этиология), а его последний неудачный выстрел оказывается отложенным (до апокалипсического будущего) и одновременно вечно продолжающимся (смертельные “стрелы чумы”); все эти представления спроецированы на относящиеся к тарбагану охотничьи и пищевые запреты» (Неклюдов, сс. 351-352).

 Вооот как красиво! И знаете почему так красиво-то? 

 А потому что автор, блистательно увязав разрозненные сведения источников в единое целое (что великолепно делал Леви-Стросс), обогащает всё это, введя новое измерение – время. То есть его не автор вводит, оно само вводится, его логика материала навязывает. Но честь и хвала автору, сумевшему не пройти мимо этого. Вот тут уж – шапки прочь и в ноженьки бух.

 Потому что в «целое» этого труда входит скрытая (очень тщательно!) полемика с отечественным «структурализмом» в лице… nomina sunt odiosa. Сам автор, относящийся к этим nomina с крайним почтением, не желает открыто с ними полемизировать. Но сама, повторяю, природа изведанного им материала вынуждает его поставить под сомнение их намеренную «математичность», плоскостное, так сказать, мастерство. Да и Леви- Стросс, которого автор ни разу не упоминает (может быть, напрасно), грешит тем же. Между тем как любому непредвзятому человеку ясно, что есть такой фактор как время, и если этот фактор не влезает в построения учёных, так тем хуже и построениям, и учёным.

 Так что вводная часть статьи, поначалу кажущаяся попросту излишней, оказывается не излишней в собственной воле автора, который продолжает испытывать пиетет перед, но проявляет достаточно прозорливости, чтобы понять, что. В этом и "целое" всего труда.  

 Спасибо, Сергей Юрьевич, за подлинное интеллектуальное наслаждение.    

JJ о JJ

 





 


"Разнюхиватель падали, преждевременно развившийся гробокопатель, искатель гнезда зла в лоне доброго слова, ты, спящий на нашем бдении и постящийся на нашем празднике, ты, со своим свихнувшимся рассудком -- ты взлелеял своё разъединённое королевство на вакууме своей самой что ни на есть сомнительной души".

 (небольшая компиляция: FW 189-190)

К теме прогрессировавшей слепоты Джойса, связанной, как можно полагать, с его «люциферическим», по определению ССХ, «противотворением» во тьме. Слепота поэта / пророка — мотив общечеловеческий; но есть у него и специфически ирландское воплощение. Вот что пишет отечественный исследователь (опускаю ссылки на цитированные им западные исследования):

«Филиды получали образование в специальных школах, продолжавших, вероятно, в какой-то мере традицию школ друидов, о которых писал Цезарь (Bel. Gal. VI. 14). <...> Утром учитель вводил учеников в низкое здание с наглухо закрытыми окнами. После объяснения нового правила учитель давал задание, которое проверял вечером. Всё это время ученики должны были находиться в темноте. Никаких записей не допускалось. Указания на подобную процедуру, но не учения, а работы, есть в более ранних памятниках. Так, например, рассказывается, что король Кормак мак Арт, для того чтобы подготовить закон, удалялся в тёмное помещение. Видимо, привычка сочинять в темноте становилась профессиональной условностью. Среди поэтов было много слепых, откуда часто встречающееся прозвище Dallán от dall ‘слепой’». 

Если принять это хоть сколько-нибудь всерьёз, то есть видеть в слепоте Джойса нечто большее, нежели просто соматическое заболевание или вымученную метафору, тогда получится, что непостижимая кривая развития вела его в некие художественные миры, куда более сложные, разумеется, чем любой «постмодернизм», но при этом же возвращала в его родную ирландскую стихию священного знания / поэзии. Мне эта мысль (точнее, интуиция) дорогá, и в её подтверждение можно было бы привести ещё кое-какие соображения: в частности, о технике «расчленения слов» и анаграмм.


Шагает впереди

 


Я учился в школе имени Гайдара (не Егора, ясное дело). Пионерская дружина школы также носила имя Гайдара. Его голова стояла на постаменте в школьном дворике. Был какой-то там "кабинет" что ли, посвящённый оному. В общем, трудно было не запомнить. При всём даже желании. 
Но вот ведь что. Почему-то нам талдычили, помнится, что Гайдар -- это "по-литовски" (с какой стати "ПО-ЛИТОВСКИ"-то?) значит "Всадник, скачущий впереди".

Потом я подрос и сподобился узнать, что Гайдар это осёл на разных тюркских наречиях. И в заимствованиях тоже. 
Ну это ладно. Но мне до сих пор не даёт покоя дурацкий вопрос: 

Откуда они взяли этого "Всадника, скачущего впереди"? И почему "по-литовски"? 

Дарийцы

 





-- Ну вот смотрите: в Аттике -- аттический диалект. А тут, рукой подать -- уже беотийский. А ещё рукой -- уже дорийский. Не говоря уже об островах... 

(Через некоторое время вызрел вопрос

-- Простите, а можно вопрос? 
-- Конечно. 
-- Дарий -- это ведь царь был? 

(Воистину, нам не дано предугадать, как слово etc.)

Вообще Дарию везёт. Даже не знаю, почему он занял такое прочное место в молодых умах. 

Differre








Germani, ut Caesar narrat, multum a Gallis differunt.

--  Германцы... Цезарь... в общем, галлов разнесли ... ну  многих там... 

-- Разнесли? 

-- Ну да. Разгромили то есть. Многих.  

(Честь мне и хвала. Сдержался. Но другие присутствующие уже сгибаются). 

-- Ну и где же это они их "разнесли"-то? И когда?

-- Да... ну... не "разнесли"... РАЗВЕЛИ они галлов. На много.  

(Как я каменную харю выдержал, и сам не знаю. Ибо присутствующие уже норовили под парты). 

ВолчествО





С латинского. Не Бог весть что, но уж чем богаты


Fur furem, lupus lupum cognoscit


-- Э-э... Вор познаётся по воровству, а волк ... волк... по волчествУ! 

(Шаг в сторону. Вспомнилось, что в русском переводе одной из новелл Борхеса название упомянутого там трактата Томаса Брауна Religio medici было переведено так: "ИСЦЕЛЯЮ ВРАЧА")





 

Атавизм

 





-- Ну вот что сейчас с языками происходит? 

-- Что же с ними происходит? 

 -- Да редукция! Вон в русском какая редукция! 

-- Что Вы имеете ... 

-- Да по-русски никто уже говорить не может! Никто! 

-- Вы...  о компьютерном жаргончике, что ли? 

-- Да вообще никто! не умеет

-- Хм. Ну хорошо. вот скажите: у меня произошла эта... редукция? У меня вот? 

-- У Вас... Нет. 

-- Ну вот. А я Вам десятки людей насчитаю хоть сейчас таких же... 

-- Ну Вы же на обочине! Вы же не в мэйнстриме! 

-- Ну пусть на обочине. Пусть не в мэйнстриме. И что теперь? Прикажете нам в мэйнстрим этот кидаться очертя голову? 

-- Ну знаете... Так тоже нельзя! Мол, пусть там оно себе всё идёт как идёт... А мы не причастны... 

-- А что же нам прикажете делать-то? 

-- Да Вы вообще.. ВЫ -- АТАВИЗМ! 

(ТАК меня ещё никто и никогда не обзывал).
 

Крельститель







-- Ну вот просклоняйте: οὗτος ὁ βαπτιστής. 

-- Ага. Сейчас. οὗτος ὁ βαπτιστής... этот прельститель... 

-- Как Вы сказали? 

-- Прельститель. (И, уже не так уверенно). Ну, там в словаре смотрела... может не очень запомнила.

-- Ну а такие слова как баптисма, баптидзо -- не знакомы Вам? 

(Из зала, суфлёр: Ну вот баптистерии есть в храмах... Где крестили...) 

-- Этот крельститель?