Category: происшествия

Сенека о смерти







«Этот медлительный смертный век – только пролог к лучшей и долгой жизни. Как десять месяцев прячет нас материнская утроба, приготовляя, однако, жить не в ней, а в другом месте, куда мы выходим, по-видимости способные уже и дышать и существовать без прежней оболочки, так и за весь срок, что простирается от младенчества до старости, мы зреем для нового рождения. <…> А без такого промежутка нам не выдержать неба. Так не страшись, прозревая впереди этот решительный час: он последний не для души, а для тела. Сколько ни есть вокруг вещей, ты должен видеть в них поклажу на постоялом дворе, где ты задержался мимоездом. Природа обыскивает нас при выходе, как при входе. Нельзя вынести больше, чем принёс; да и немалую часть того, что ты взял с собою в жизнь, придётся оставить. Ты сбросишь <…> кожу, лишишься плоти, <…> крови, <…> костей и жил. Тот день, которого ты боишься как последнего, будет днём рождения к вечной жизни. Сбрось груз! Что ты медлишь, как будто уже однажды не покинул прятавшего тебя тела? <…> Ты стонешь, плачешь; плакать – дело новорождённого, но тогда тебя можно было простить: ты появился неразумным и ничего не ведающим <…> Теперь для тебя уже не внове отделяться от того, частью чего ты был; так равнодушно расставайся  с ненужными уже членами и сбрасывай это давно обжитое тело. <…> А ты что печалишься? Это дело обычное! Ведь оболочка новорождённых чаще всего гибнет. Зачем ты любишь как своё то, что тебя одевает? Придёт день, который сдёрнет покровы и выведет тебя на свет из мерзкой зловонной утробы. <…> Когда-нибудь перед тобою откроются тайны природы, рассеется этот туман и отовсюду ударит в глаза яркий свет. Представь себе, каково будет это сиянье, в котором сольётся блеск бессчётных звёзд. Ни одна тень не омрачит ясности, каждая сторона небес будет сверкать одинаково ослепительно, -- ведь чередование дня и ночи есть удел нижнего воздуха. И вот, когда ты всем существом воспримешь весь этот свет, который теперь смутно доходит слишком тесными для него путями зрения и всё же издали восхищает тебя, -- тогда ты скажешь, что прожил жизнь в темноте. Чем покажется тебе божественный свет, когда ты увидишь его в его области?

Мысль о нём не допускает, чтобы в душе угнездились грязь, низость и жестокость. Она твердит, что боги – свидетели всех наших дел, приказывает искать их одобрения, готовиться к будущей встрече с ними, видеть перед собой вечность. А тот, кто постиг её разумом, не устрашится никакого войска, не испугается трубы, не побоится ничьих угроз. Да и откуда страх у того, кто надеется умереть?»

(Сенека, Нравственные письма к Луцилию, CII. 22-30; пер. С. А. Ошерова)

 

Снотворное для Щедрина

 






Правительство выделило ФСБ 633 миллиона рублей на реализацию в 2011–2012 высокотехнологичных проектов, призванных обеспечить безопасность граждан, сообщает Интерфакс. Как уточняет агентство, распоряжение было подписано 11 января, то есть за две недели до взрыва в аэропорту Домодедово.

Любимый город может наконец спать спокойно. 633 миллиона рублей – лучшее снотворное для всех, кому не спится. Правда, «выделили» до… Это досадно, это ложка дёгтя… Ну всё же будем ведь надеяться, не так ли?  

А вообще-то фраза "
Правительство выделило ФСБ 633 миллиона рублей" -- это никакому Свифту не додуматься. Это... ни в какие ворота. Это всё равно что "я выделил себе, любимому, 100 рублей на пиво". То есть настоящие сатирики -- они там, во власти; единственный у нас пример "совместителя" -- это Щедрин. 

Ярость 36: Браво, Хоммель!







ХОММЕЛЬ Х. Ахилл-бог. // ВДИ, 1981, № 1, сс. 53-76

(1) «Славист Макс Фасмер первым предположил, -- с чем согласилось большинство иранистов, -- что милетяне заимствовали скифское имя этого моря, сопоставимое с персидским [вообще-то – с иранским – А. К.] axšaina – “синий”, “чёрный”, что греки передавали как ἄξεινος [“Негостеприимное” -- А. К.]. Лёгкая модификация в Πόντος Εὔξεινος [“Понт Гостеприимный”-- А. К.] связана, по нашей трактовке, не с эвфемистическим переименованием бурного моря (как то было принято считать до сих пор), но с тем, что под “гостеприимным морем” понималось, скорее, как показано выше, царство мёртвых – область владычества “Поликсены”».
(ХОММЕЛЬ, сс. 68-69).

Вот что значит концепция. Сколь многие вещи начинают укладываться в стройный ряд.


(2) «Так, Тоант, являющийся у Еврипида и других авторов царём Таврии, может считаться не кем иным, как рационализированным и перенесённым в этот мир двойником бога Ахилла. В пользу этого может говорить имя “Тоант”, связанное, видимо, с греческим θοός – ”быстрый”, которое, таким образом, великолепно подходит к “быстроногому” (πόδας ὠκύς) Ахиллу. Этот эпитет, в конечном счёте, мог быть, вероятно, прозвищем древнего бога смерти, который в “героическую” эпоху набрасывается на людей внезапно…»
(ХОММЕЛЬ, сс. 70-71).

Вот тебе и на!

(3) «Этот несколько вычурный гимн есть свидетельство того раздвоения образа Ахилла на бога и героя – раздвоения, с которым греки должны были справляться начиная с гомеровских времён [Не удержусь. Это мне особенно нравится. – А. К.], и когда-нибудь на свой лад истолковать его.
(ХОММЕЛЬ, сс. 74-75).

Образцовая формулировка на конкретном материале.