Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

100 проц согласен






К 11 сентября один человек написал в ЖЖ: 

Вот в России кто-нибудь отмечал 10-летие взрывов в Москве и Волгодонске? Есть ли там музей? Повторили ли по телевидению ту передачу из студии НТВ, после которой его закрыли? Приезжали ли родственники погибших, покинувшие страну из-за преследований ФСБ? Знает ли большинство населения сегодня больше об этих терактах, чем 10 лет назад, или меньше? Две страны, два теракта, оба направлены против зданий, полных мирных граждан - а какая разница. Там, в Америке - единство власти (сменившейся со времен теракта) и народа, взаимопомощь, расследование мельчайших подробностей, памятник и музей. У нас - убийство бессменной властью людей, расследовавших теракт, бегство из страны родственников погибших, которые хотели знать правду, замалчивание всего,ни памятников, ни музеев, десятки тысяч жертв в Чечне... 
Та же история с другими российскими трагедиаями - "Курском", Бесланом, Нордостом - ничего не расследовано, виновные повышены в званиях и награждены...

Сенека о смерти







«Этот медлительный смертный век – только пролог к лучшей и долгой жизни. Как десять месяцев прячет нас материнская утроба, приготовляя, однако, жить не в ней, а в другом месте, куда мы выходим, по-видимости способные уже и дышать и существовать без прежней оболочки, так и за весь срок, что простирается от младенчества до старости, мы зреем для нового рождения. <…> А без такого промежутка нам не выдержать неба. Так не страшись, прозревая впереди этот решительный час: он последний не для души, а для тела. Сколько ни есть вокруг вещей, ты должен видеть в них поклажу на постоялом дворе, где ты задержался мимоездом. Природа обыскивает нас при выходе, как при входе. Нельзя вынести больше, чем принёс; да и немалую часть того, что ты взял с собою в жизнь, придётся оставить. Ты сбросишь <…> кожу, лишишься плоти, <…> крови, <…> костей и жил. Тот день, которого ты боишься как последнего, будет днём рождения к вечной жизни. Сбрось груз! Что ты медлишь, как будто уже однажды не покинул прятавшего тебя тела? <…> Ты стонешь, плачешь; плакать – дело новорождённого, но тогда тебя можно было простить: ты появился неразумным и ничего не ведающим <…> Теперь для тебя уже не внове отделяться от того, частью чего ты был; так равнодушно расставайся  с ненужными уже членами и сбрасывай это давно обжитое тело. <…> А ты что печалишься? Это дело обычное! Ведь оболочка новорождённых чаще всего гибнет. Зачем ты любишь как своё то, что тебя одевает? Придёт день, который сдёрнет покровы и выведет тебя на свет из мерзкой зловонной утробы. <…> Когда-нибудь перед тобою откроются тайны природы, рассеется этот туман и отовсюду ударит в глаза яркий свет. Представь себе, каково будет это сиянье, в котором сольётся блеск бессчётных звёзд. Ни одна тень не омрачит ясности, каждая сторона небес будет сверкать одинаково ослепительно, -- ведь чередование дня и ночи есть удел нижнего воздуха. И вот, когда ты всем существом воспримешь весь этот свет, который теперь смутно доходит слишком тесными для него путями зрения и всё же издали восхищает тебя, -- тогда ты скажешь, что прожил жизнь в темноте. Чем покажется тебе божественный свет, когда ты увидишь его в его области?

Мысль о нём не допускает, чтобы в душе угнездились грязь, низость и жестокость. Она твердит, что боги – свидетели всех наших дел, приказывает искать их одобрения, готовиться к будущей встрече с ними, видеть перед собой вечность. А тот, кто постиг её разумом, не устрашится никакого войска, не испугается трубы, не побоится ничьих угроз. Да и откуда страх у того, кто надеется умереть?»

(Сенека, Нравственные письма к Луцилию, CII. 22-30; пер. С. А. Ошерова)

 

Снотворное для Щедрина

 






Правительство выделило ФСБ 633 миллиона рублей на реализацию в 2011–2012 высокотехнологичных проектов, призванных обеспечить безопасность граждан, сообщает Интерфакс. Как уточняет агентство, распоряжение было подписано 11 января, то есть за две недели до взрыва в аэропорту Домодедово.

Любимый город может наконец спать спокойно. 633 миллиона рублей – лучшее снотворное для всех, кому не спится. Правда, «выделили» до… Это досадно, это ложка дёгтя… Ну всё же будем ведь надеяться, не так ли?  

А вообще-то фраза "
Правительство выделило ФСБ 633 миллиона рублей" -- это никакому Свифту не додуматься. Это... ни в какие ворота. Это всё равно что "я выделил себе, любимому, 100 рублей на пиво". То есть настоящие сатирики -- они там, во власти; единственный у нас пример "совместителя" -- это Щедрин. 

Но упругий слой / воздуха его возвращает в небо






Я не больно-то его жалую. Но что хорошо -- то хорошо. Этого нельзя не признать. 

Собственно, мне неизвестно, что и кто об этом стихотворении написал. (Ну напр. заметил ли кто, что в последних строчках симметрический оборот греческой ласточки, вестницы весны). Но -- наверняка уже куча диссертаций и монографий. Уж ни в коем случае не собираюсь вторгаться! Упаси Боже! Но, раз уж я
это стихотворение выписал здесь, так хочу и сам от себя сказать.
 
По-моему, весь пафос здесь в непримиримом противоречии между душой, рвущейся к Духу, то есть к свободе, и очарованием материального мира:  


"
 сизой, лиловой, пунцовой, алой

     долиной Коннектикута. Он уже

     не видит лакомый променад

     курицы"

Он-то может и не видит, а вот поэт -- видит. А ведь в этом главный ужас жизни любого человека: Дух зовёт его ввысь, в безвоздушку, а душа тянет  "
к Рио-Гранде, в дельту, в распаренную толпу
". Человек -- любой -- это чувствует, осознаёт даже... но выразить так убедительно не может. 

Думаю, именно это стихотворение -- блистательное ословление простой, но от того нисколько не устаревающей мысли. 

Collapse ) 

Ярость 36: Браво, Хоммель!







ХОММЕЛЬ Х. Ахилл-бог. // ВДИ, 1981, № 1, сс. 53-76

(1) «Славист Макс Фасмер первым предположил, -- с чем согласилось большинство иранистов, -- что милетяне заимствовали скифское имя этого моря, сопоставимое с персидским [вообще-то – с иранским – А. К.] axšaina – “синий”, “чёрный”, что греки передавали как ἄξεινος [“Негостеприимное” -- А. К.]. Лёгкая модификация в Πόντος Εὔξεινος [“Понт Гостеприимный”-- А. К.] связана, по нашей трактовке, не с эвфемистическим переименованием бурного моря (как то было принято считать до сих пор), но с тем, что под “гостеприимным морем” понималось, скорее, как показано выше, царство мёртвых – область владычества “Поликсены”».
(ХОММЕЛЬ, сс. 68-69).

Вот что значит концепция. Сколь многие вещи начинают укладываться в стройный ряд.


(2) «Так, Тоант, являющийся у Еврипида и других авторов царём Таврии, может считаться не кем иным, как рационализированным и перенесённым в этот мир двойником бога Ахилла. В пользу этого может говорить имя “Тоант”, связанное, видимо, с греческим θοός – ”быстрый”, которое, таким образом, великолепно подходит к “быстроногому” (πόδας ὠκύς) Ахиллу. Этот эпитет, в конечном счёте, мог быть, вероятно, прозвищем древнего бога смерти, который в “героическую” эпоху набрасывается на людей внезапно…»
(ХОММЕЛЬ, сс. 70-71).

Вот тебе и на!

(3) «Этот несколько вычурный гимн есть свидетельство того раздвоения образа Ахилла на бога и героя – раздвоения, с которым греки должны были справляться начиная с гомеровских времён [Не удержусь. Это мне особенно нравится. – А. К.], и когда-нибудь на свой лад истолковать его.
(ХОММЕЛЬ, сс. 74-75).

Образцовая формулировка на конкретном материале.


 

ПИФАГОРИКА







                         Предположительные объяснения символов — не пифагорейские;
                                    они принадлежат неким сторонним толкователям.

                                                               (ЯМВЛИХ, «О пифагорейской жизни», XVIII. 86)
 
 


                                  I. АЛЬТЕР ЭГО

                                         Τὰς λεωφόρους ὁδοὺς ἐκκλίνων διὰ τῶν ἀτραπῶν βάδιζε


  — Я по проспекту, напрямик,
  Понёсся в несусветной спешке:
  Две пересадки, перебежки —
  Выгадываешь каждый миг!

  — А я пошёл окольной тропкой:
  Глухие стены, ни гу-гу,
  Лишь стебельки полыни знобкой
  Торчат в искрящемся снегу.



                            II. ДАРЫ
                                                                         Καρδίαν μὴ τρῶγε

  Сокрыты в дальнем переумке,
  Запрятаны на чёрном дне:
  Сухая ость пастушьей сумки
  Да спектрограмма на стене.

  Пожалуй, и в сожжённом граде
  Даров не сыщется скудней...

  А если в них-то, смеха ради —
  Всё оправданье этих дней?


                        III. СМЕХ

                                                                             Ἀσχέτῳ γέλωτι μὴ ἔχεσθαι

  — Не надо гибкого ума,
  Ни прочих милостей природы,
  Ни добровольного ярма
  Ошеломляющей свободы,

  Ни глаз, горящих мне вослед,
  Ни беззаботной круговерти,
  Ни мудрости на склоне лет.

  — Дай только смех в минуту смерти.


                                       IV. ПЫРЕЙ

                                                                            Ἀποδημῶν τῆς οἰκίας μὴ ἐπιστρέφου

  Господь, обрушь на меня свой гнев
  И, как выпалывают пырей,
  Буйно разросшийся под землёй —
  Искорени меня.

  Но не спеши. Семь раз проверь,
  Чтоб — ни частицы, ни клубенька;
  Боже, пырей — коварный сорняк:
  Будь же терпелив!

  Сотри не только мой каждый след,
  Не только то, чем помнят меня,
  Но даже то, чем я был, когда
  Не было ничего.

                                          V. ОБЛАКО
 
                                                                                 Ἐμψύχων ἀπέχου.


  Не лебедем и не бесплотной тенью —
  Я облаком бугристым, кучевым
  Отправлюсь по воздушному теченью:
  Так воплотится давнее почтенье
  Моё — к народам кочевым.

 

 

ЭСХИЛОПЕРСЫ


Само название трагедии откликается в её поэтической ткани двусмысленным намёком. «Персы»… Персай… – казалось бы, очень простое и понятное название. Между тем, когда в монологе Атоссы (стих 178) говорится: «<мой сын> уходит, желая разорить (персай) землю ионян»[1], эта глагольная форма[2] вдруг включается в двоякую игру. С одной стороны, она отсылает к образу Одиссея, который «разорил (эперсе) священный град Трои»[3], а с другой… неизбежно вызывает в сознании то же самое слово, но уже в ином облике (как мы бы сказали, «с прописной»): Персай...

Трагедия, естественно, начинена словом «персы» в тех или иных грамматических его формах[4], а также упоминанием «Персии», «персидского». Но именно эта форма,
Персай, не такая частая: 6 таких форм на 56 созвучных. И именно эта форма предваряет омонимичный глагол за несколько строк: стих 171 Персай, стих 178 персай. Поэтому для зрителя цитированный выше стих 178 («уходит, желая разорить [персай] землю ионян») содержал «двойное дно», на которое можно лишь намекнуть в переводе: «уходит, желая оперсить (персай) землю ионян». «Разорить» и «оперсить»… вот случай, когда переводчик вынужден расписаться в полном своём бессилии.


[1] пайс эмос ... иаонон гэн ойхетай персай тхелон.

[2] Пертхо – обычный греческий глагол «разрушать», «разорять», персай - регулярная форма этого глагола. Однако Эсхил сочинил «персозвучному» глаголу для компании ещё пару греческих слов от существительного перс: персономос (ст. 919), , включая глагольную, “правящий персами”; “персономейстхай” (ст. 585), “соблюдать персидские законы”. Ср. (Schmitt 1978b: 30).

[3] «Одиcсея», 1. 2: Троиэс ... hиерон птолиэтхрон эперсе. «Каталог» персидских вождей в трагедии был почтительным поклоном Гомеру и каталогу троянцев (см. ниже, о «каталогах» персидских вождей).

[4] См. стихи 1, 95, 140, 171, 255, 257-258, 267, 332, 434, 514, 623, 654, 682, 693, 711, 986 и т. д. (этот перечень далеко не полон).